В Непал через Индию. Дели. Варанаси

В Непал через Индию. Дели. Варанаси

размещено в: Непал | 0

Именно Мэллори во время лекционного турне по Соединенным Штатам, отвечая на вопрос докучливого корреспондента, почему он решил подняться на Эверест, изрек свою знаменитую остроту: «Потому что он существует»

Д. Кракауэр, «В разреженном воздухе»

Хороший способ ответить на вопрос о выборе Непала местом для путешествия. Эверест, естественно, не по зубам простым смертным вроде меня, но Гималаи, как говорится, маст хэв.

В качестве предисловия: чем дальше в лес (тем толще партизаны), тем сложнее становится выйти из пресловутой зоны комфорта. Точнее так — с каждым годом ее границы сужаются, а сил, затраченных на преодоление барьера, уходит все больше. А значит все труднее представить себя где-то, кроме родного двора. Даже когда билет уже куплен и ты оказываешься в такси, которое везет тебя в аэропорт. Затем ты выходишь из аэропорта Дели в тяжелый, шумный воздух, быстрым шагом минуя назойливых таксистов, проваливаешься в малолюдное утреннее метро, а там уже недалеко – Мэйн Базар, тот же гестхаус, обшарпанные стены, громоздкий вентилятор и круглосуточный фестиваль запахов индийского города. Где-то в этом месте и происходит большой взрыв — миниатюрная зона комфорта расширяется до размеров Вселенной. Ну наконец-то.
Так и началось наше путешествие. «Сел и поехал». Перед тем, как попасть в Непал, нам предстояло провести неделю в Индии, увидеть священный Варанаси и пересечь границу с Индией по земле.

Для тех, кто первый раз едет в Дели – не обязательно тратить деньги на такси. Метро в Дели замечательное и прямо из аэропорта на нем можно добраться куда угодно. Лучше всего доехать до станции New Delhi Station, где находится вокзал, а от вокзала дойти пешком до Мэйн Базара, где и селятся бюджетные туристы.

Следующие 2 дня ушли на оперативное извлечение из подкорки всех воспоминаний об Индии, оставшихся там с прошлого раза, и погружение в среду быстро и безболезненно. Программа включала в себя беспокойный сон под вентилятором, который уже не пугал, покупка на базаре фруктов и мороженого с ириской (в этот раз оно не было и в половину таким вкусным, как 2 года назад — еще не пришло нужное состояние), приобретение после коротких торгов шароваров и некоторая доля малоосмысленного блуждания по улицам. С билетами на поезд до Варанаси помог Дипак, чье агентство к счастью все еще располагалось в отеле «All iz well» (при виде вывески я каждый раз про себя напевала песню из фильма «Три идиота»).

Завтрак следующего дня огорчил тем, что из кафе на крыше пропало главное украшение – конопля в горшке. Хотя шансов жить долго и счастливо у нее итак было немного. Это было главным разочарованием дня, в остальном все шло по плану. Чтобы скоротать время до поезда, съездили к Воротам Индии и в Сады Лоди. От Ворот очень быстро сбежали на первом же тук-туке с мысленным возгласом «карету мне, карету» – слишком уж назойливо все хотели с нами фотографироваться. Да еще жара с непривычки вела себя напористо.

DSC050471

Макс демонстрирует новые штаны на фоне Ворот Индии

В Садах было прохладнее, малолюдно и хорошо. Побродили пару часов, понаблюдали за резвыми бурундучками, повалялись на скамейке и уже вечером сели в поезд до Варанаси.

DSC050692

DSC050991

Каждая мусорка в Садах Лоди имеет оригинальный дизайн

DSC051131

Мавзолей Династии Лоди

DSC051361

DSC051551

DSC051641

DSC051631

DSC051452-2

За 5 минут до отправления появился Рохан, старый друг из Шимлы. Он сбежал с работы пораньше, преодолевая пробки, чтобы повидаться с нами. За 2 года Рохан успел переехать в Дели, практически спонтанно жениться и поменять прическу (по настоянию жены). Неизменной осталась только его любовь к селфи. Сделав фото на память мы распрощались, и поезд тронулся.

С нами в купе ехал какой-то слишком буйный ребенок неопределенного пола. Он (или она) постоянно рвался идти (бежать, лететь), и родители вынуждены были периодически отпускать его гулять по проходу, иначе он орал и извивался так, будто все внутренние демоны начинали ломиться наружу одновременно. И даже если он пытался говорить, получался какой-то истошный крик. Родители, а также бабушка с дедушкой, по всей видимости познали дзен, поэтому переносили ребенка стоически.

Ночью спалось плохо. Заснула только под утро, а в 6 мы уже прибыли в Варанаси.

В детстве у нас с сестрой была компьютерная игра про Розовую Пантеру. Пантера должен был ездить по городам и странам и спасать непоседливых детишек. Плохо помню сюжет про девочку из Варанаси, зато хорошо помню сам Варанаси – рисованные ступеньки гхатов, храмы на заднем плане, тощие индусы, что-то плавает в Ганге. Во всей игре это было самым впечатляющим местом. Так зародилось тайное желание увидеть тощих индусов и все сопутствующее своими глазами.

Несмотря на ранний час жара в Варанаси оказалась еще более изнурительной, чем в Дели. По дороге в город от водителя тук-тука узнали о том, что накануне в Варанаси произошли беспорядки, поэтому основные улицы были оцеплены полицией. На дорогах творился хаос. Во время фестиваля Ганеша Чатуртхи серьезно настроенные люди возжелали сбросить в Ганг пластиковые статуи бога Ганеши, что крайне вредило и без того незавидной экологической ситуации в Индии. Правительство объявило, что запрещает загаживать реку. Разгневанные люди ничего на это не ответили, а просто забросали полицейских камнями и даже начали поджигать машины. К нашему приезду ситуация нормализовалась, но в течение нескольких дней полицейские патрули с автоматами встречались на каждом шагу.

После непродолжительных поисков нашли подходящий гестхаус. Точнее, он сам нашел нас не без помощи кривозубого индуса по имени Мануч, который предложил свои услуги, брызгая слюной сквозь беспорядочно торчащие зубы, едва мы успели выйти из тук-тука. Тем не менее гестхаус оказался действительно хорошим. Мы взяли номер за 500 рупий на самом верху с видом на Ганг. Были номера и дешевле – за 300 и 400 руп., но без какого-либо примечательного вида. В качестве бонуса нам досталось соседство с Маникарникой – местом на набережной, где круглосуточно жгут. С балкона было видно дым и слышно молитвы, но, вопреки рассказам очевидцев, никакого особого запаха от костров не ощущалось. Зато лестница, ведущая к реке, тут же приводила прямиком в эпицентр погребальных церемоний.

Вид из окна гестхауса

Старая часть города, расположенная на берегу, представляет собой лабиринт из улиц, сориентироваться в которых невозможно даже с помощью навигатора. Да и навигатор то и дело теряет связь, побежденный непредсказуемыми закоулками. За 2 дня в Варанаси мы ни разу не дошли до дома одним и тем же путем — каждый раз плутали, наворачивая круги и попадая в совершенно неожиданные места, как будто всему виной была какая-то древняя магия, а вовсе не наши топографические неполадки.

DSC051831

Улицы Варанаси

DSC051891

DSC051981

DSC052021

DSC052071

DSC052111

DSC052381

DSC052531

DSC052571

DSC052511

Местные жители оказались напрочь лишенными комплексов в заведении новых знакомств на улице. Мастера пикапа должны учиться у индусов. Буквально каждый третий прохожий спрашивал: «Which country? Where are you going?» Этим занимались не только дети, которые вообще любопытны, но и взрослые. «Из Нарнии», — сказала я сотому любопытствующему. Зато все они с готовностью объясняли правильную дорогу, некоторые даже провожали. Как ни странно, бесплатно.

Отдельная тема в Варанаси – повсеместное вымогательство денег. Возможно, к тому моменту я еще не успела привыкнуть к Индии, и все-таки мне кажется, что ни в одном другом индийском городе не встретишь такого массового развода. Белый человек в глазах среднестатистического индийца автоматически превращается в денежный мешок, который хорошо еще что не бьют палкой, как в детской игре, чтобы оттуда посыпались всяческие блага. На белого датчик движения срабатывает мгновенно. Другим словом, у вас будут просить деньги за любое ваше неосторожное движение, на пожертвование храму/мечети/бедной семье, за то, что вы просто прошли мимо, или пытаться ну очень навязчиво впарить наркотики, потому что «в Варанаси все употребляют».

Самый популярный развод происходит на месте сожжения. Пока любопытные туристы пытаются со стороны разглядеть весь процесс, к вам подходит некий индус и с серьезным выражением лица сообщает о том, что фотографировать здесь нельзя – это неуважение к семье покойного. Ок, вполне справедливо. Затем вы узнаете, что он работает в хосписе, где дожидаются смерти неизлечимо больные, и что он готов вам все показать и рассказать совершенного бесплатно, не денег ради, а кармы для, при условии, что вы не будете фотографировать. Фраза про good karma идет в ход бессчетное количество раз, чтобы вы окончательно убедились в чистоте намерений. Сразу понятно, что все не может быть так просто, однако соблазн посмотреть и послушать оказался велик, и мы согласились на экскурсию по Маникарнике, надеясь сориентироваться по ситуации.

Внизу, у самой воды, сжигают представителей низших каст, чуть выше – средних, на самом верху – высших. Есть даже специальное «VIP» место для брахманов и иже с ними. Сначала тело омывают в Ганге, затем возлагают на костер. Ближайший родственник с обритой головой поджигает костер от вечного огня, который горит уже несколько тысяч лет, что вполне можно засчитать за вечность. Его поддерживают представители особой касты. Огонь на деле представляет собой тлеющие дрова, но в сорокаградусной жаре этого вполне достаточно. При этом использовать какие-либо ненатуральные средства розжига нельзя, только дрова, только хардкор. Каждая церемония длится около 3 часов, все это время родственники стоят у костра, наблюдая за процессом, и читают молитвы. Плакать нельзя, иначе душа не сможет попасть в нирвану, минуя порядком надоевший цикл смертей и перерождений, поэтому женщин к костру не пускают. Используют в основном дрова из баньяна – он самый дешевый. Сандал и дуб могут позволить себе только зажиточные индийцы, поэтому обычные люди покупают сандаловую пудру и добавляют в костер для аромата. Недогоревшие части тела, которые то и дело торчат из костра, сбрасывают в Ганг. Не сжигают только 3 категории людей – беременных, детей и больных лепрой. Их просто увозят на лодке и топят в реке там, за углом.

Все это было интересно, и тут наш гид, стоя на пороге хосписа, сказал: «Самому мне денег не надо (последовала очередная тирада про good karma), а вот бедные люди в хосписе не могут себе позволить оплатить дрова (оглашение суммы за килограмм дров), поэтому вы должны пожертвовать деньги (опять упоминание о карме) на несколько килограмм». В качестве доказательства его благородства деньги мы должны были отдать даже не ему, а женщине, сидящей на пороге. Конечная сумма счета, выставленного таким образом за «бесплатную» экскурсию, равнялась нескольким тысячам рупий, на которые мы могли еще недели 2 безбедно жить в Индии. Я была не против пожертвовать немного денег, но такое заявление – это уж ни в какие ворота. Я еще раз уточнила, чего он хочет. На этот раз расценки поменялись в сторону повышения. Не изменилась только бескорыстность его намерений. Говорят, что в такой ситуации многие туристы действительно отдают круглые суммы и, сами того не зная, оплачивают чуть ли не половину стоимости похорон вместо «нескольких» кг дров (всего на один костер уходит около 400 кг), к тому же деньги вообще не идут по назначению. Внезапно тон нашего гида изменился – послышались повелительные нотки. Я поняла, что пора валить. Сунув в руку женщине 100 рупий, мы поспешили откланяться. Однако индус с разгневанным лицом преградил нам путь. Это слишком мало, сказал он, вы должны дать больше (с указанием точной цифры и гарантией подпорченной кармы). Мы продолжали двигаться к выходу. Наглец снова преградил нам путь и запустил план В. Теперь оказалось, что у него недавно родился маленький ребенок и семье нужны деньги (доброе дело ради кармы было больше не актуально). Тут уж мы наконец сбежали. Даже если я и подпортила себе карму, утешал тот факт, что вранье и вымогательство тоже ей не способствуют.

Ближе к вечеру сходили на еще одну бесплатную экскурсию по старой части города. Ее проводил пожилой индиец из нашего отеля. У него были очень добрые глаза и скромный вид. Он сказал, что с постояльцев денег не возьмет, а если нам понравится, мы можем дать чаевые. Это было честно и мы согласились. В течение двух часов бродили по узким улицам, наш гид уверенно шел вперед, а я бы в жизни не вернулась назад той же дорогой — запомнить ее было невозможно. Все эти улицы, дома, двери, стены, разукрашенные яркими красками и рисунками, несмотря даже на грязь под ногами были прекрасны. Мы заходили в индуистские храмы, где по соседству располагались изображения индуистских богов и Будды – очередное доказательство, что на Западе делают между буддизмом и индуизмом гораздо больше различий, чем сами индуисты и буддисты.

DSC052731

«Интернациональный» храм

DSC052751

DSC052951

Традиционное противоборство Макса и рогатого животного

DSC052881

DSC053021

Красивый пол в одном из храмов

DSC053081

Дети наше все

Побывали и в мечети, находящейся в стадии ремонта. Лайфхак: мечеть местные мусульмане не строили с нуля, они просто силой отобрали храм у индуистов и переделали. Без комментариев. Мусульман в Варанаси оказалось довольно много – около 30%.

DSC052621

DSC052661

В мечети небесно-голубого цвета. Трудности перевода с одной религии на другую

В узких улочках иногда возникали похоронные процессии — покойника несли на бамбуковых носилках, распевая молитвы. Тогда приходилось прижиматься к стене и ждать. Это был своего рода компас, указывающий в сторону реки.

Экскурсия оказалась по-настоящему интересной. Мы без капли сожалений дали нашему гиду чаевые. Я бы присудила ему награду в номинации «самый честный и скромный житель Варанаси».

С наступлением темноты взяли лодку с лодочником и проплыли по ночному Гангу до места, где каждый вечер проходит праздничная пуджа — музыкально-огненное шоу с участием монахов из особой касты, посвященное Гангу – своего рода благодарность за все, что он дает людям. Здесь нас в очередной раз попытались развести. Пока ты любуешься видами, незаметно подплывает лодка, откуда тебе передают маленькую тарелку со свечой и цветами. После того как ты опускаешь ее в воду (а может быть даже загадываешь желание), с тебя требуют какие-то баснословные деньги. За 2 тарелки с нас попросили в 3 раза больше, чем мы заплатили нашему честному лодочнику. Мы послали наглецов подальше, дали 30 рупий и стали внимательнее относиться ко всем посторонним объектам. Разумеется, мимо проплывали не только лодки. Дохлую корову было не только видно – резкий запах бил в нос, что не мешало какой-то птице невозмутимо восседать на «плавучем острове». Понаблюдав за пуджей в окружении сотни лодок с туристами будто в водном театре, поплыли обратно.

DSC053391

DSC053721

DSC053791

Маникарника работает круглосуточно

Отдельно про рестораны в Варанаси – их тут фиг найдешь. Возможно, в лучшие времена один из самых туристических городов Индии и блистал разнообразными заведениями, теперь же на фоне мирового кризиса туристы на улице встречались редко, а единственный более-менее приличный во всей округе ресторан Ganga Fuji почти всегда пустовал. Некоторые же и вовсе были закрыты. Наверное поэтому хозяин по имени Кайлаш был чрезвычайно любезен, заводил беседы с каждым гостем и даже сделал нам скидку как постоянным клиентам после третьего посещения (больше ходить было некуда), а после попросил написать отзыв на Трипэдвайзере. Готовили здесь действительно вкусно — курица с картошкой получились совсем как дома. Вид у ресторана был довольно обшарпанный, зато стены украшены многочисленными благодарностями от гостей из разных стран. Вечера здесь проходили под излишне умиротворяющую живую музыку –медитативные звуки флейты и барабана едва нас не усыпили, и только голод в преддверии ужина не дал погрузиться в спячку. По пути домой в очередной раз заблудились, казалось, лабиринтам не будет конца. За прошедший день я успела раз 100 наступить в коровье, собачье и прочие виды говна, и почти перестала замечать этот факт. Синхронизация с Варанаси проходила успешно.

На следующий день решили сменить картинку и отправились в Бенаресский индуистский университет – один из крупнейших университетов в Индии. Территория его была огромна. Правда надежда на тишину, шорох листвы и пение птиц не оправдались – даже здесь вовсю разъезжали на мотоциклах, хотя многие студенты, а также преподаватели отдавали предпочтение велосипедам. Университет впечатлил, отчасти большим количеством зелени, отчасти размером и внешним видом корпусов. Каждая отдельная кафедра была похожа на дворец. С грустью вспомнились полуподвальные помещения биофака ЧелГУ. На территории университета есть музей, храм и даже отель. Плитка на тротуарах украшена узором из кишечной палочки.

DSC054021

DSC054071

Кафедра физики 80го уровня

DSC054081

Корпуса университета

DSC05413-2

Кишечная палочка, увековеченная в камне

После университета сходили в расположенный неподалеку Обезьяний храм. Он ничем не впечатлил, кроме парочки агрессивных обезьян, перегородивших дорогу к туалету. Вечером снова отправились смотреть пуджу – теперь уже с берега. От факелов веяло адским пеклом.

DSC054411

Ночью под окном нашего номера бегала обезьяна, издавая жуткие звуки. С набережной поднимался дым от костров — в этом месте не было перерывов и выходных. По улицам периодически проносили мертвых и пели. Над городом повис месяц, не как у нас, а в виде чаши. Ночной Ганг был похож на море – такое грязное море с мусором, покинутыми оболочками и всеми бактериями мира. Никуда не спешащий, необъятный и священный.

DSC053381

Ночной воришка

Нам предстояло встать в половину 4го утра и отправиться на вокзал. По полутемным закоулкам мы выбрались на дорогу, где поймали рикшу. Весь последующий путь оказался сплошным недоразумением.

В Варанаси несколько вокзалов – название нужной станции я показала водителю в распечатанном билете. Он выразил свое согласие и мы поехали. На станции, куда он нас привез, несмотря на 4 утра образовалась пробка из фур и прочего транспорта. Все это сигналило, шумело и пыталось проехать вперед. Дальше началось непонятное. Навигатор показывал, что мы находимся не там, где нужно. Мы успели уже заплатить, однако решили уточнить. Водитель то ли плохо понимал по-английски, то ли не хотел. Из его бессвязной речи я поняла, что поездов здесь нет (где мы? кто все эти люди?), нужная нам станция в другой стороне, а дело пахнет очередным разводом. Ну что за люди! Я начала выходить из состояния шаткого равновесия – мы могли опоздать, — и с трудом перекрикивая уличный шум попросила везти нас по адресу. Он начал было бормотать что-то про дополнительную плату – это было уже лишним. Я попыталась изобразить тяжелый взгляд и попросила наконец ехать. Наконец мы прибыли на нужную станцию, забрали рюкзаки и двинулись в сторону вокзала. Водитель последовал за нами, требуя заплатить еще. Да вы, батенька, охренели. Я объяснила ему это. Пока мы спорили, вокруг нас собралась толпа местных, они тоже начали что-то говорить, причем было не понятно, кому и что. Стало совсем неуютно. Перспектива ночной потасовки с толпой привокзальных обитателей не внушала оптимизма. Так, сопровождаемые злым водителем и все прибывающей толпой, мы дошли до самого перрона. При свете фонарей стало поспокойней. Водитель снова набросился на нас со своими требованиями, а толпа внезапно принялась кричать на него, что-то доказывая. Не знаю, о чем была речь, но после этого он оставил нас в покое. Мне тут же захотелось поскорее оказаться в Непале.

Варанаси был прекрасен и не очень, местами его было слишком много – слишком много лиц, грязи, монотонно повторяемых фраз, слишком много упоминаний о деньгах на фоне смерти и гниющей реки. С другой стороны мы стали свидетелями древней истории, наглядного пособия того, каким старым бывает в некоторых местах мир, если не заморачиваться на космических величинах.

Наблюдая из окна поезда рассвет, я думала о том, что если существование нашей цивилизации окажется под угрозой, то именно эти люди будут иметь больше всего шансов выжить. Мы со своей мнимой интеллигентностью вымрем сразу. С другой стороны любой человек способен приспособиться к каким угодно условиям. Но пока он будет это делать, его опередят более приспособленные. (Здесь Дарвин одобрительно взирает на меня с портрета в школьном классе по биологии).

DSC054602

Несколько смазанный рассвет из окна поезда

Через 5 часов мы были в Горахпуре. Света предупреждала, что это дыра, в которой лучше не останавливаться. Мы последовали ее совету и пересели в автобус до границы с Непалом так быстро, что даже не успели сходить в туалет. К сожалению автобус не был таким же быстрым — еще час мы ждали, пока он набьется под завязку. За это время несколько раз успели переехать с одной остановки на другую в двух метрах от прежней, выслушать рекламу какого-то чудодейственного средства, которое очень темнокожий мужчина пытался намазать на лицо всем пассажирам вне зависимости от их желания, отдать всю мелочь попрошайкам и напоследок еще постоять в гигантской пробке на мосту.

После 2,5 часов тряски мы были на границе с Непалом. И были мы здесь единственными белыми туристами.

Оставить ответ