Скромное обаяние Транссиба. Первая встреча с Байкалом

Скромное обаяние Транссиба. Первая встреча с Байкалом

размещено в: Байкал | 0

Конный поход по северной части Байкала, 2008 г.

Прошел год, прежде чем я наконец нашла время, чтобы переработать бумажный путевой дневник и написать все нижеследующее. Дневник этот в свою очередь во многом обязан своему написанию Туру Хейрдалу, чья книга об экспедиции Кон-Тики, прочтенная в поезде, вдохновила меня на всю эту писанину. Итак, 24 июня 2008 года мы с Юлькой отправились на Байкал, где нас ждало большое путешествие на конях по северо-западному берегу Байкала. Но до того – трое суток в двух поездах с остановкой в Красноярске и незабываемые часы на вокзале Северобайкальска. Но буду по порядку.

25 июня

Курс на Байкал. С соседями по плацкарту нам повезло сразу. Мама, бабушка и трехлетний малыш Георгий (для своих — Гера) однозначно скрасили 1,5 суток пути до Красноярска. Гера за это время, образно выражаясь, хорошенько дал стране угля. Уж не знаю, откуда берутся настолько любвеобильные дети, наверное от большой родительской любви, но этот резкий парень без лишних церемоний объявил, что он меня любит и заберет с собой (в Железногорск, закрытый город под Красноярском, куда они и ехали). Всячески приставал с нежностями и непристойными для трехлетнего мужчины предложениями и даже немного распускал руки. Юлю он тут же «женил» на своей маме (О темпора! О морес!), видимо чтобы всем в этой наскоро сколоченной семье было хорошо, радостно распевал песни из серии «муси-пуси», а на фразе «я просто тебя съем» жадно сверкал глазами. Юля тут же предрекла ему блистательную карьеру в области искусства (любого), что Гера подтвердил, на ходу сочиняя совершенно шедевральные фразы.

26 июня

В Красноярск мы приехали в 6 с чем-то утра по Москве (разница +3 часа), попрощались с соседями и резво направились в комнату отдыха, уже знакомую с прошлого путешествия по Кузнецкому Алатау в 2007. Здесь все было по-прежнему: отличный сервис, все чистое и новое, дружелюбный охранник. В общем, помылись, высушились и свежие и бодрые направились в город, по традиции купив карту. Так и не смогла понять, на что больше похож Красноярск – на Челябинск или на Екатеринбург, сходство определенно было. Как в доме у Облонских, где все смешалось. Прогулялись по проспекту Мира, который наряду с улицей Ленина и Карла Маркса считаются главными улицами, но по ширине они кажется не дотягивают и до нашей Кировки. Понравился мост через Енисей, изображенный на десятирублевых купюрах, который особенно красиво смотрится в легком налете дымки.

dsc06202

Десятирублевый мост

Исходив весь центр вдоль и поперек и пообедав, решили задержаться в городском парке. Прокатились на колесе обозрения, чтобы разглядеть Красноярск во всех плоскостях, а после устроили сиесту на лавочке, дожидаясь встречи с Рашидом из прошлогоднего похода по Кузнецкому Алатау — и это была очень радостная встреча. Очень забавно смотрелся Рашид в своем деловом костюме, когда подхватил сразу два походных рюкзака и тащил их на плечах до самого вокзала. Все-таки я безумно рада, что мы снова встретились. Трудно себе представить более светлого и доброго человека.

Наконец приехал наш поезд «Красноярск-Северобайкальск», и мы продолжили путь на восток. Ночью, пока мы спали на своих не очень мягких полках, происходило грандиозное для всех футбольных фанатов страны событие – наши играли с испанцами и успешно слили игру со счетом 3:0, о чем сообщила печальная смс-ка от Рашида. Пусть это будет единственным разочарованием всего путешествия, решила я и перевернулась на другой бок под усыпляющий стук колес.

27 июня

За окном Сибирь. Остановки почти все по 1 минуте. Взяла «микрофон», т.е. ручку, чтобы написать об одном интересном событии, увиденном нами с моста на станции Вихоревка (стояли достаточно, чтобы прогуляться по перрону). На наших глазах военные с автоматами и собаками выгнали из поезда на перрон троих заключенных, двое из которых были в тюремных робах, где те сели на корточки, сложив руки за головой. К заключенным прилагались баулы с вещами. Под мостом была выставлена охрана. Пленников очевидно везли под конвоем. Осталось невыясненным, в какой момент произошло их подселение в наш поезд.

Транссибирская магистраль оказалась богатой на лица и персонажи. Вот они, широта и глубина русской души – за оставшиеся 1,5 суток пути мы успели пообщаться с разнообразными интересными попутчиками. И, кстати, никогда еще я не встречала такой сердечной проводницы. На перроне станции Лена, пока мы дышали уже весьма прохладным ночным воздухом, она рассказывала о том, как сурово здесь бывает зимой, когда мороз достигает -50 градусов и вода замерзает практически мгновенно, из-за чего постоянно приходится отдалбливать лед на вагонах. Я тут же живо представила себе глухую январскую ночь, вот такую вот маленькую станцию, одну из тысяч подобных, русскую женщину в тулупе и с фонарем, день за днем безропотно выполняющую свои обязанности, и сразу прониклась уважением.

Мы все ехали и ехали на восток и, о чудо-поезд, на станции Падунские Пороги в наш вагон подсела целая орава беспризорников. То, что это были не дети из пионерского лагеря, стало очевидно с первых же минут. Слишком уж у них были взрослые и видавшие жизнь лица. Одеты они были очень неопрятно и, несмотря на ужасную жару, ходили постоянно укутанными в свои грязные куртки и свитера. «Все свои вещи на себе носят», — как верно прокомментировала Юлька. Запах же в вагоне установился просто фантастический (все ароматы Франции в одном флаконе…). Мы понадеялись, что благоухающие попутчики скоро выйдут, потому что иначе, как говорил Винни Пух, «испорчусь я». К тому же пришлось быть особо бдительными к своим вещам. Не могу не процитировать Юлькину запись по этому поводу:

«Лицо России, Женя! Во всей красе. Все соц. грани. Теперь мы не хуже, чем иностранцы, можем «прохавать жизнь с самого низа» (как пелось в одной рэпперской песне). Такие дела, брат Женя. Сейчас приму смерть от огурца».

Смерть от огурца, к счастью, так и не явилась. Мы ехали и обсуждали припасенную Юлей книгу Дины Рубинной «Почерк Леонардо», в честь чего в моем дорожном дневнике появились корявые записи под названием «о людях-амбидекстрах», сделанные нашими нерабочими Юлиной левой и моей правой руками соответственно.

28 июня

К Северобайкальску подъезжали по очень живописной дороге – за окном мелькали горы со снежными вершинами, бурные горные реки, долины и густые таежные леса. Поезд то и дело нырял в длинные туннели и в эти моменты вагон погружался в абсолютную темноту.

dsc06239

В 5.05 по Москве (разница +5 часов) мы наконец прибыли в Северобайкальск – маленький сибирский городок, впрочем, можно сказать курортный в силу нахождения на берегу величественного и прекрасного Байкала, а потому испытывающий на себе нескончаемый поток туристов из самых разных уголков планеты. С виду город был не то чтобы очень привлекателен для туристических глаз – довольно унылые серые постройки времен основания БАМа, главная улица, конец которой виден уже в ее начале, вот в принципе и все. Но все это было совершенно не важно, потому что я уже совершено ясно ощущала – где-то там за спиной, в двух шагах – мечта, голубая в прямом смысле.

О жителях: открытые, радушные, такое ощущение, что все друг друга знают. Наверное так и есть. Еще в поезде какой-то парень поведал нам, что сегодня отмечается буддийский праздник Сурхарбан, правда точного значения сего события объяснить не смог. По его словам Сурхарбан — что-то вроде праздника лета, когда все приходят на берег Байкала, едят шашлыки и предаются прочим народным радостям. Позднее другой общительный молодой человек Леонид уже на вокзале пояснил, что это праздник спорта и в этот день все пьют. (Видимо русские как всегда перекроили национальные бурятские традиции под свои интересы).

До встречи с группой оставалось еще полно времени, поэтому съездили в поселок Нижнеангарск узнать про «Комету», на которой хотели было отправиться в Иркутск в гости в Мише и Ире из Алтайского похода уже на обратном пути. Пока ехали вдоль Байкала, я не могла оторвать глаз от окна. Все это было несколько похоже на параллельный мир. С «Кометой» вышел полный облом. Нас не устраивали ни график маршрута, ни стоимость, поэтому Иркутск отпал сам собой. В Нижнеангарске на дороге с интервалом в несколько метров валялись две дохлые собаки. Больше там ничего примечательного не было, как и ожидаемой нами пристани. Вместо нее невнятные постройки на берегу, похожие на насыпь, и расписание на окне какого-то полуразвалившегося домика. На порт это было похоже весьма условно. Мы пожали плечами и поехали назад.

29 июня (День 1)

Встретили нас люди, меньше всего похожие на имеющих какое бы то ни было отношение к походам — две гламурные дамы Ира и Аня. Особенно запомнилась Аня – пергидрольная блондинка на высоких каблуках и с характерной боевой раскраской на лице. Впрочем, обе они оказались очень милыми созданиями. Аня кажется даже была не против отправиться с нами в поход (а может ей просто понравились мальчики из группы).

В машину мы сели первыми, сразу же познакомившись с 17-тилетней стажеркой Настей. Позже подошел мрачноватый Александр из Омска, а затем Сергей и Виктор из Питера. По дороге на стоянку заехали в обрядовое буддистское место, в Бурятии именуемое «обо». Все деревья были обвязаны цветными лентами с молитвами. Нам рассказали, что здесь проводят ламаистские обряды, место считается священным и обладает положительной энергетикой, и загадывая желание, нужно оставлять только нужные предметы (например деньги), а не бессмысленное тряпье, как это обычно делается. Мы послушно загадали желание и оставили монетки.

Почти сразу по приезду нам прочитали недлинную лекцию по ТБ и распределили коней. Мне достался 18-тилетний белый Хапа, позже переименованный в Сервелат в честь коня Гэндальфа (к бурной радости Витеньки, как ласково называл его Сергей). Конь этот благополучно вез меня всю дорогу, да еще скакал галопом так, как ни одна другая лошадь, несмотря на почтительный возраст. Юле достался красавец Брумель, самый молодой (8 лет) из всех коней на этом маршруте. Вите — Мальчик, Сергею Гнедой, Саше из Омска Индус, а Саша Ф., наш первый инструктор ехал на Рыжем. Плюс к нашему отряду периодически прилагался умный и ласковый пес Черныш.

dsc06258

dsc06266

Знакомство с Хапой и первый выезд

dsc06251

Первая стоянка

dsc06254

Настраиваюсь на путешествие

dsc06271

Останки байкальского Кон-Тики

Первый вечер протекал достаточно вяло. Впрочем, было одно яркое событие – первый радиальный выезд, где мы с Юлей от души наскакались галопом, за что получили нагоняй от Саши Т., второго инструктора. Тогда, еще не зная, какой он хороший человек, я подумала: «Что это за суровый мужик?»

Еще одним приятным событием того вечера стала баня в селе Байкальском, куда нас доставили с ветерком на мотоцикле с коляской, в результате чего мы получили массу положительных эмоций. В завершение вечера ходили к гроту на мысе Лударь в основном ради так называемой «сотовой сосны» — единственное место на мысе, где еще ловила связь. Напоследок распили бутылку водки, заботливо поднесенную питерцами, так сказать, за знакомство.

dsc06276

Счастливые питерцы Сергей и Виктор

%d0%b8%d0%b7%d0%be%d0%b1%d1%80%d0%b0%d0%b6%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%b5-117

p1040535

Оставить ответ