Камчатка в белом

Камчатка в белом

размещено в: Камчатка | 0

Камчатка – то место, где однозначно приходится выйти из зоны комфорта. Хотя бы потому, что дорога занимает 10 часов с пересадкой в Москве. И то, если погодные условия благоприятны и вас не развернут где-нибудь в районе Хабаровска. Уже на обратном пути мы провели в самолете 3 часа, ожидая взлет, во время чего созерцали на мониторах перед собой какой-то немой артхаус. Пустота обледенелой взлетной полосы без музыки и субтитров. Кульминацией стало появление на экране проезжающей машины и уныло бредущего мужика в спецовке. Почти как у Гаса Ван Сента. Символизм чистой воды, а вы тут со своими Левиафанами.

О происходящем пассажирам сообщили только 2 вещи:

1. Вылет задерживается из-за того, что чистят взлетную полосу. Чистка займет около 20 минут. Следующий час динамики молчали, люди нервничали, ерзали на своих местах и то и дело бегали в туалеты.
2. Вылет задерживается, потому что сломалось колесо и в данный момент его чинят. Ремонт займет примерно 15 минут. Прошло еще 2 часа. Туалеты были оккупированы, кино на экране не менялось.

Впрочем, люди своевременно посетили туалет. Когда самолет наконец пошел на взлет, его трясло так, что пассажиры в хвостовой части орали, а их вещи, расположенные под креслами, летали по салону. На экране кончился артхаус и начался фильм ужасов. Черно-белый пейзаж, дрожащая картинка и бесконечные провалы в воздушные ямы. Я в очередной раз вспомнила золотое правило, с которым нас в первый же день ознакомили камчадалы: «Это Камчатка, детка!». На этом Камчатка тогда и закончилась. А началась она так.

Отпраздновать новый год на далекой земле нас позвал Денис. На самом деле я всегда мечтала побывать на Камчатке летом, но раз уж такое дело.. И вот 30 декабря мы, измученные нарзаном перелетом, а некоторые похмельем (ох уж эти мужчины), торжественно спускаемся по трапу на фоне вулканов.

В аэропорту Петропавловска-Камчатского все оказалось предельно просто. Снег, забор, добро пожаловать. Долой все, что стесняет. Возникло даже подозрение, что багаж мы будем получать тут же на снегу, выгружая самостоятельно. Но обошлось.

Трогательная забота о братьях наших меньших

Из аэропорта Елизово до самого Петропавловска можно без труда добраться на автобусе. Мы погрузили рюкзаки и сноуборды и я почти мгновенно уснула на заднем сидении, потому что поспать в самолете не получилось. В Елизово было морозно, но чем ближе к океану, тем становилось теплее, и в Петропавловске, расположенном на побережье, это заметно ощущалось.

Первые сутки отходили от перелета. Сначала в доме у мамы Дениса, потом у его друзей Вани и Полины, где и остались жить на все каникулы. 31 числа сделали вылазку на местный рынок – райское местечко, если не обращать внимание на цены. Красная икра всех видов и размеров, полные прилавки рыбы – кижуч, кета, нерка, чавыча, корюшка, камбала. Ссссладенькая рыбка, моя прелесссссть, мое ссссокровище. Бонусом — бесплатная дегустация икры. Однако популярный «на материке» миф о том, что есть красную икру ложками круто, жители Камчатки развеяли. И то правда, потому что на куске хлеба икра намного вкуснее, чем без него.

Стандартные цены

Это просто праздник какой-то!

Чудесные камчатские бренды

В тот же день мы узнали, что жизнь на Камчатке – удовольствие дорогое. Это осознание пришло ко мне в момент покупки кефира. 0,4 л стоили 66 рублей. Шестьдесят шесть рублей за меньше чем пол литра (на конец 2014 г.). Затем открылись не менее шокирующие подробности: весь шоколад в районе 100 рублей, соки больше 100. То же самое касалось фруктов, хлеба, бензина да и вообще всего, даже того, что производили здесь же, на местных заводах. Стоимость проезда на маршрутках варьировала в зависимости от времени суток. Днем в районе 20 с чем-то рублей, вечером от 30 и выше. Дешевле нашего оказалось только разливное пиво в местном «Погребке». Это заведение за новогодние праздники, должно быть, сделало состояние на некоторых гостях с Урала.

Еще пару слов о материальном. При таком высоком уровне цен, в том числе и на жилье, зарплаты на Камчатке в среднем тоже выше, в том числе благодаря северному коэффициенту. Правда приезжим выплачивать его начинают только через 5 лет.

А теперь о главном и очевидном. В то время как Волга впадает в Каспийское море, Камчатка – место неземной красоты. То идеальное сочетание, когда в одном месте встречаются горы, леса и море. Из окна открывается вид на вулканы, рынки завалены морепродуктами, воздух чистый, а воду можно пить из-под крана. Правда климат довольно тяжелый. Несмотря на то, что на побережье не бывает холодов, максимум -15, зима длинная с обильными снегопадами. Если в наших школах отменяют занятия из-за морозов, то на Камчатке из-за пурги. Бывает, дома заваливает снегом до уровня второго этажа. Океан медленно прогревается и медленно остывает, поэтому фактически лето наступает только в июле, и самая высокая температура здесь +25. Зато осенью тепло стоит до октября. Иногда с местных сопок сходят лавины, но основная опасность – это вулканы. Серьезные землетрясения происходят редко, последнее значительное случилось в 2006 году, но потряхивает периодически. Поэтому в Петропавловске почти нет высотных зданий, в основном пятиэтажки. Те, что поновее, снабжены контрфорсами. Здесь даже существует своя специфическая для Камчатки сейсмофобия – боязнь землетрясений.

Дома с контрфорсами

Одна из немногочисленных высоток, бессмысленная и беспощадная, прозванная в народе «Голден Фэллос».

Город окружен примерно десятком вулканов. Основные из них – это троица Корякский, Авачинский (который постоянно дымит) и Козельский, и Вилючинский с другой стороны. За ним вне зоны видимости находится Мутновский. Для меня стал открытием тот факт, что на Камчатке нет понятия гора, только сопки. Сопками зовутся даже вулканы.

Корякский вулкан

Авачинский вулкан. Вид с Камчатского Камня

Сам Петропавловск разноуровневый город, он то спускается вниз, к морю, то поднимается на возвышенность, откуда открывается панорама на вулканы и Авачинскую бухту. Город не очень большой, с населением около 200 тыс., но если попадешь в пробку, то ехать будешь как по Челябинску в час пик.

Новый год встретили в компании приютивших нас камчадалов и их друзей. Все оказались исключительно классными ребятами, мы пели и слушали песни под гитару, гуляли по ночному городу и потихоньку вникали в суть жизни на Камчатке.

Кстати, что удивило – в новогоднюю ночь автобусы ходили по расписанию. Очень гуманно (для всех, кроме водителей, конечно).

Новогодние гуляния

О людях на Камчатке. Здесь они спокойнее, приветливее, вежливее, при общении с ними возникает ощущение спокойствия и расслабленности. Конечно, по их словам, и в Петропавловске есть район повышенной суровости, но с нашими им все равно не сравниться (сомнительный факт для гордости).

Еще пару слов о местных жителях. Говорят, с Камчатки уехать невозможно. Те, кто перебирается «на материк», как выражаются абсолютно все люди на Камчатке (а кое-кто вообще использует выражение «у вас в России»), либо возвращаются обратно, либо быстро умирают вдали от родины. Слишком уж контрастирует жизнь на большой земле с привычной камчатской. А еще выражение «местный житель» на Камчатке имеет несколько иной смысл. Местными считаются коренные народы — коряки, ительмены, эвены.

1 января один из наших новых знакомых Миша, отчаянный камчатский фрирайдер, коих здесь оказалось множество, пригласил присоединиться к традиционному первоянварскому подъему на сопку Камчатский Камень. Парни взяли сноуборды, я пошла пешком. Миша снабдил меня лыжными палками, как оказалось не зря. Подъем стал настоящим испытанием. Местные, кто на снегоступах, кто пешком, бодро обгоняли нас и где-то там наверху уже доставали свои борды и лыжи для того, чтобы спуститься по дикому снегу, а некоторые потом еще подняться во второй раз. Мы же втроем ползли, утопая чуть не по пояс в снегу и борясь с порывами ветра, а кое-кто еще и с похмельем (и снова — ох уж эти мужчины). Тут-то я поняла, что на самом деле означает жить среди гор. Ты не воспринимаешь их как нечто особенное, все давно стало частью пейзажа, даже дымящий вулкан. Зато ты можешь выйти из дома со сноубордом за спиной и забраться на ближайшую гору. Или на соседнюю. Выбор есть. И если делать это из года в год, то организм закаляется так, что даже не нужно ходить в тренажерный зал или изнурять себя бегом.

Я медленно ползла вверх и восхищалась физической подготовкой камчатских парней и девчонок. Даже мишин пес Чеснок породы бигль, который начал путь вместе с нами (наверное боялся, что мы не дойдем и контролировал процесс) в конце концов устал идти в таком черепашьем темпе и убежал к вершине догонять хозяина. В самом начале пути мне пришлось расстаться с перчаткой, которую сдуло и понесло вниз по склону. Чеснок вцепился в нее зубами, не удержал, бросился вдогонку и честно пытался поймать до тех пор, пока не стало ясно, что перчатка стала трофеем горы. Пес вернулся с виноватым видом, а я восприняла это как знак – когда-нибудь сюда вернусь. И монетку кидать не надо.

Вилючинский вулкан. Вид с Камчатского Камня

Почти дошли

Камчатский Камень

Чеснок на вершине

Готовы к спуску

Каменные березы

Миша уже успел подняться во второй раз, а мы только-только добрались до вершины. Здесь дул ледяной ветер, зато панорама дух захватывала. В конце концов все сноубордисты и лыжники отправились покорять дикие склоны, а я пошла пешком той же дорогой. Это был особый момент, потому что я вдруг осталась в горах совсем одна. Местами ветер дул так, что сшибал ног, а потом внезапно наступала тишина. Я видела бухту внизу, океан с одной стороны и вулканы с другой. Здесь начинаешь двигаться осторожней, потому что наст по краям ненадежен. Проваливаешься в снег, выбираешься и проваливаешься снова. В таких местах начинаешь осознавать себя несколько по-другому. Как будто отчетливее что ли. Еще у самого подножья стояла табличка, предупреждавшая об опасности схода лавины. Поэтому иногда оборачиваешься, на всякий случай. И все-таки чувствуешь удивительное спокойствие. Горы всегда действуют на меня одинаково.

Так мы встретили первый день 2015 года.

На следующий день один из двух Вань, с которыми мы здесь познакомились, свозил нас к океану на Халактырский пляж, а затем устроил обзорную экскурсию по Петропавловску.

Тихий океан совсем не соответствовал своему названию. Беспокойная вода, черный вулканический песок, снег и мрачное небо создавали иллюзию нахождения в каком-то научно-фантастическом мире. На обратной дороге нам попались серферы – еще один вид камчатских экстремалов. Зимний серфинг – это какой-то особый уровень суровости.

Халактырский пляж

Побывали в бухте сивучей, или морских котиков, где находится их лежбище. Правда возлежать на холодных камнях котики в тот день не собирались. Мы видели только одного, да и тот распугал чаек, занявших свободное место в отсутствие хозяев, и удалился в неизвестном направлении.

Лежбище без котиков

С Мишенной сопки полюбовались городом, вулканами и бухтой.

Авачинский вулкан

В оставшиеся дни мы несколько раз ездили на горячие источники в Паратунку (одноименные река и село с лечебными термальными водами).

Кроме облагороженных источников есть еще дикие – Озерки, куда отправились ночью, чтобы избежать толп народа. Долго тряслись по лесным кочкам и казалось, что дороги нет и в помине. Дикие источники располагались на открытом пространстве у леса, однако цивилизация напоминала о себе из каждого куста. Из сероводородных паров доносились нетрезвые голоса, а из припаркованной тут же машины на всю округу разносился шансон. Цивилизацией оказались МЧС-ники. Пришлось установить контакт.

Самое сложное на горячих источниках – заставить себя раздеться и перебежать по снегу от машины до воды. А там уже сплошной кайф. Вскоре МЧС-ники уехали, забрав с собой шансон, и нам удалось посидеть в тишине при свете луны и звезд. Когда от сероводорода уже начала кружиться голова, пришлось вылезать и возвращаться в город.

Ночные купания

В один из дней съездили на местную горнолыжку. Трасс в Петропавловске несколько, катайся хоть каждый день. Очень захватывающе смотрится вид с вершины – трасса как будто обрывается у самой воды.

Еще одно живописное место — Никольская сопка или Сопка Любви. Здесь расположены памятники защитникам города во время Крымской войны.

Вдохновившись Камчаткой по полной программе, я еще раз убедилась в том, что нужно обязательно побывать здесь летом. Несмотря даже на запугивание душераздирающими историями о последствиях походов в лес на Камчатке. По словам местных, за последний год количество медведей, а соответственно смертельных случаев при встрече с ними, резко увеличилось. Они не знали, что я знаю страшную тайну, которую поведал мне великий и бородатый Том Бенсон на Аляске: отправляясь в лес, берите с собой того, кто бегает медленнее вас.

Все, что меньше размером, на Камчатке рыбой не считается

Рыбная неделя. Готовим рыбные котлеты

Один из последних вечеров мы провели в гостях у мамы Дениса и отчима Ильдара. Это был очередное гастрономическое удовольствие в виде до невозможности вкусного всего, а также увлекательное знакомство с прошлым. Ильдар, сотрудник сейсмостанции в селе Тиличики, и по совместительству фотограф, устроил нам показ своих работ. На по большей части черно-белых фотографиях еще советских времен были запечатлены уникальные моменты из жизни коренных народов Камчатки. Ильдар с грустью рассказывал о некоторых портретах – этой уже нет в живых, суицид, и этой, эта спилась, этот погиб. Коренные народы не до конца смогли адаптироваться к современному миру. Оленеводы по своей сути, попав в города, они потеряли себя, оказались оторваны от своих корней, лишившись смысла существования. Тем большую ценность несли в себе эти фотографии – то, что на них было изображено, уже практически стало историей.

В последний вечер на Камчатке мы все-таки сходили на Мишенную сопку, чтобы полюбоваться на ночной город. На вершине дул шквальный ветер, практически сбивающий с ног. Петропавловск-Камчатский, окруженный бескрайней черной массой невидимого океана, гостеприимно мерцал в ночи.

С Камчатки с я уезжала чувством какого-то особого тепла и благодарности к тем замечательным людям, которых здесь встретила. Отличные получились каникулы.

Оставить ответ