Гоа

Гоа

размещено в: Индия | 0

И жили они долго и счастливо, пока не отравились папайей

Вся железная дорога в Индии — одна большая антисанитарная зона, вся страна – один большой цыганский табор. В детстве, в далекие 90ые, у нас в городе случилось какое-то нашествие беженцев. Хорошо помню палатки вдоль железнодорожных путей — маленькие трущобы как паутина опутали всю привокзальную зону, и каждый раз, проезжая мимо на поезде, я наблюдала жизнь этих людей – чумазых детей, копавшихся среди гор мусора и попрошайничающих так же естественно, как пьют молоко матери, и их матерей, одетых подобно луковице в сто цветастых одежек, со строгими, зловещими, как мне тогда казалось, лицами.

Так вот, придорожная жизнь Индии очень на все это похожа. Люди, справляющие нужду прямо на путях, те же трущобы, бесконечная круглосуточная мантра продавцов «Чай-чай, чай-чай, вег кателет, бирьяни, бирьяни», произносимая сколько, тысячу раз в день? А за всю жизнь сколько? Наверное только так и можно достигнуть просветления. В таком окружении чувствуешь себя крупинкой во Вселенной, чем-то настолько незначительным, насколько незначительным вообще можно быть.

В один из первых дней в Гоа, завтракая на балконе нашего гестхауса клубничными хлопьями и слушая индийскую музыку из соседнего дома, я вдруг пришла к мысли, что только в Гоа полюбила в Индии саму Индию. Именно потому что здесь, в этом самом маленьком индийском штате, все было слишком туристично. Повидав другую Индию, во всем ее разнообразии, уже невозможно было воспринимать ее с точки зрения обычного пляжного туриста, и потому стало приятнее и роднее все увиденное на севере или в других местах по дороге. Это относилось в равной степени и к людям.

В поезде до Гоа половину пути в одном купе с нами ехала семья с ребенком. Ребенок постоянно плакал, но мать с абсолютной невозмутимостью переносила всю тяжесть дороги. Она была так поглощена своим чадом и так спокойна, что начала казаться мне каким-то индуистским божеством, укачивающим новорожденного бога в складках своего сари. На середине пути семья вышла и их место заняла самая потрясающая компания попутчиков, которых только можно себе представить. К нам подсели христианские священники — 2 отца Джорджа, отец Томас, сестра Мэри и их друг, убежденный христианин, Джозеф. Разумеется, все они были индийцами с европейскими эквивалентами индийских имен, все прекрасно говорили по-английски и вообще оказались самыми образованными и интеллигентными собеседниками за всю поездку. Так, сестра Мэри удивила меня, высказыв неодобрение по поводу привычки индийцев бросать мусор на землю, в том числе и в поездах. Мусорки в Индии действительно не пользуются большой популярностью. В поездах после обеда объедки бросают на пол. Все это копится до тех пор, пока не придет калека-уборщик, передвигающийся подобно пауку, и не соберет все это безобразие, требуя чаевые за услугу. Уборка проводниками в индийском поезде не предусмотрена. С одной стороны, можно предположить, что до прихода цивилизации и технического прогресса в Индию все, что бросалось на пол, постепенно сгнивало и становилось частью кругового обмена с окружающей средой, а потому и в уборке отходов особой необходимости не было. С приходом пластика процесс обмена изменился, однако сознание индийцев на этот счет осталось на первобытном уровне. Потому страна ударными темпами превращается в свалку бытовых отходов, которые не разлагаются, но и не уничтожаются, а равномерно покрывают поверхность или в лучшем случае что называется «заметаются под ковер», как это происходило на Мэйн Базаре в Дели после Дивали. Горы мусора после празднования просто смели по углам. Наверняка есть и еще какие-то причины подобных процессов, это лишь одно предположение.

Сестра Мэри сказала, что в Индии сейчас попросту не хватает уровня культуры для того, чтобы что-то изменилось к лучшему, однако в больших городах уже делаются попытки повлиять на сознание граждан, установить видеонаблюдение и даже штрафовать за разбрасывание мусора.

Наши соседи оказались не единственными христианами в поезде. Их большая компания из 50 человек совершала трехдневное паломничество по святым христианским местам в Индии, на юге страны в силу колониального прошлого таких великое множество, а сами родом из штата Керала, куда тут же начали зазывать в гости. Наши святые отцы и сестра то и дело ходили в купе к своим собратьям, на весь вагон распевавшим задорные песни. Когда пришло время обедать, они предложили нам присоединиться к своему столу. Мне было неудобно и я попыталась отговориться тем, что индийская пища для меня слишком острая. Но один из отцов, предложивших мне зажаренное куриное мясо, пообещал, что это домашняя еда, приготовленная его женой, и она вовсе не острая. Так мы, что называется, разделили трапезу с католическими священниками. Напоследок святые отцы вручили нам целый пакет мандаринов, чему были несказанно рады.

Приехали уже в темноте, высадились на станции, название которой уже не вспомню. Далее предстояло добраться до Арамболя. После переговоров с таксистами договорились разделить оплату с двумя парнями из Непала, приехавшими в Гоа на заработки в качестве поваров. По дороге я радостно ощущала тепло и близость моря, после недели в Гималях, какими бы прекрасными они не были, тепла не хватало катастрофически. В Арамболе быстро нашли недорогой гестхаус, оставили вещи и поужинали в открытом ресторане на пляже при свете свечи и под шум волн. На следующий день нашли жилье подешевле, за 400 рупий в сутки (примерно 200 р), недалеко от пляжа. В этой комнате мне приглянулись ярко-желтые стены и покатая деревянная крыша. Еще там были балкон, балдахин от комаров над кроватью, телевизор, холодильник и, что самое ценное, горячая вода. В процессе поисков оказалось, что далеко не каждый гестхаус может похвастаться такой роскошью. Как я уже писала, в одном из подобных мест нам в качестве альтернативы предложили воспользоваться ведром и спуститься во двор. А в нескольких других сказали, что сейчас горячей воды нет, но в течение двух дней нагреватель починят и вода обязательно будет. Так вот, в нашей желтой комнате на втором этаже вода была, и сразу. А еще были толпы муравьев и ящерицы. Но если вы тот человек, который любит отдых в Азии, то скорее всего вы научились относиться к таким вещам философски.

Вид из окна желтой комнаты

Вид из окна желтой комнаты

В первые дни в Арамболе мы никуда не ездили. Почти все время проводили на пляже, в кафешках или бродили по местным торговым лавкам. Это был тот вид отдыха, от которого быстро устаешь на курорте, но который приходится очень кстати, если перед тем ты 3 недели провел в бесконечных разъездах. Через какое-то время я все-таки заставила себя полазить в интернете на предмет интересных мест. В самом Арамболе ходить особо некуда — всего одна большая улица, сплошь занятая торговыми рядами с товарами для хиппи, растаманов и подобной публики. В студенческие годы я пришла бы от всего этого добра в восторг, теперь же меня вдохновляла огромная тарелка чего-нибудь вкусного на обед и уединение на вершине холма. Практически в каждом доме сдается жилье, недалеко от пляжа можно найти бунгало. Жаль, что мы обнаружили их слишком поздно, а впрочем и наша желтая комната меня вполне устраивала. И главная улица, и побережье усыпаны кафе и ресторанами. Вопреки существующим в моем мозгу стереотипам, Арамболь оказался вовсе не городом с круглосуточными тусовками и клубами, и вообще не городом, а небольшой деревушкой, пройти которую можно минут за 10. Клубов здесь не было, вся клубная жизнь сосредоточена в Анжуне и других популярных среди любителей подобных развлечений местах, зато почти каждый вечер в одном из баров можно было послушать живую музыку. Клубы нас не привлекали, а вот на концерт сходили с удовольствием. Играли музыканты из разных стран, по большей части уже не молодые, эдакие стареющие хиппи, каких уже не производит свет. Бродячие души, которые в определенный момент своей жизни приехали сюда и встретились, расчехлили инструменты и каждый на свой лад вел повествование о мире, странствиях и бог еще весть о чем сокровенном.

Утро в Арамболе, как и во всей Индии, начиналось довольно рано. Мы еще спали, а торговцы внизу уже открывали свои лавки, поливали тротуары водой из бутылок и раскладывали товары по прилавкам. На узкой лестнице, ведущей на улицу, обязательно сидел кто-то из торговцев. При виде нас они улыбались, приветствовали и предлагали зайти в свой сувенирный магазин. Я каждый раз вежливо отказывались и в следующий раз они вновь стояли на своем: «Ну что, может быть сегодня наконец зайдете?»

На пляже в Арамболе все было прекрасно, кроме одного – очень назойливых продавцов платков и побрякушек. Этим в основном занимались совсем молодые девчонки. Они подсаживались к тебе, спрашивали как тебя зовут и уже больше не уходили. Они рассказывали, что у них трое детей и как они завидуют обладателям белой кожи. Одной из них я предложила поменяться, хотелось стать посмуглее. Очень забавляли индийцы, устраивавшие фотосессии в воде. Про любовь индийцев к фотографии я уже писала. Представьте себя мужика лет 40 с животиком, который бодро бросается на песок и в набежавшей волне принимает самые разные позы много, много кадров подряд. А еще, стоило только мне остаться одной, кто-нибудь подходил познакомиться. Один из таких интересующихся приехал в Гоа из Манали, спустил все деньги на наркотики и, чтобы сводить концы с концами в этом райском уголке, пришлось ему устроиться на работу в местное кафе. Парень жаловался, что наркотики в Гоа очень дорого стоят, а по качеству намного хуже, чем в Манали – сплошная химия. Наркотики в Индии официально запрещены, но нелегально их можно достать где угодно. Периодически полиция устраивает показательные облавы на неосторожных растаманов, но в целом все очень доступно, потому что предлагают их на каждом углу. Могут подойти на пляже и загадочным полушепотом спросить: «Интересуетесь?» (если бы здесь носили пиджаки, наверное при этом отворачивали бы его полы, демонстрируя ассортимент). Однажды официант принес нам меню и пока мы выбирали, добавил: «А еще у нас есть..» и перечислил штук 5 разных видов наркотиков. Психоделические путешествия нас не прельщали, ограничились дегустацией фени – местного самогона. На вкус та еще гадость.

Каждый день рыбаки выходят в море, а после, окруженные толпой детей, собак и любопытных туристов делят улов и разносят по ресторанам, где можно выбрать любую рыбу и тебе ее тут же приготовят

Кокосовое молоко очень освежает

Кокосовое молоко очень освежает

В Арамболе есть несколько мест, куда стоит сходить: это Sweet Lake, озеро посреди джунглей на дальнем пляже. Говорят, там водятся змеи, но на деле обитали здесь только индийцы. Ни один белый человек не был замечен в сомнительных водах этого озера, а многочисленные индийские отдыхающие как-то неодобрительно смотрели в нашу сторону. Мы все-таки искупались и поспешно удалились. Да и вода в озере была довольно мутная.

В джунглях за озером можно найти тропу, ведущую к главной достопримечательности Арамболя – Баньяну, под которым по легенде медитировали Битлз перед тем, как стать знаменитыми. Правда никаких доказательств этому нет. По пути к баньяну в одном из ручьев можно помазаться целебной белой глиной. Но и здесь ваше уединение нарушит индиец, навязчиво предлагающий свои услуги. Очевидно не бесплатно. Я от его услуг отказалась, а вот бесстрашные русские женщины преклонных лет (они в Гоа как и растаманы на каждом углу) позволили намазать себя с ног до головы.

Вокруг баньяна собралась компания молодых людей, в основном русских, желающих приобщиться к эээ… единому духу мира? божественным началам? В общем, они просто хотели покурить гашиша. Подбаньянное пространство возглавлял колоритный индус-отшельник. Он непрерывно о чем-то вещал перед слегка рассеянной аудиторией и в один момент даже поссорился со своим собратом по баньяну, затеял было драку, но все закончилось мирно. Когда словесный поток иссяк, он пустил по кругу свою трубку. С одной затяжки у меня закружилась голова. Больше и пробовать не хотелось. Пока я отходила от ощущений, подставной садху изобразил картинное недовольство и начал жаловаться на тяготы своей трудовой деятельности. Суть претензий сводилась к следующему: «Это очень, очень плохо! Все эти люди фотографируют меня, а потом выкладывают в интернет, я есть везде, все на меня смотрят». Скорее всего он намекал на то, что хочет получить за это деньги. Позже я узнала о том, что гражданин отшельник промышлял таким образом только в туристический сезон, все остальное время проводя в Лондоне у своей мамы. Посидев некоторое время под баньяном, люди обувались и уходили, благодаря старца.

Одно из самых живописных мест в Арамболе – холм, с которого видны все окрестности и главный пляж. Лучшее место для встречи заката.

Arambol Beach. Вид с холма

Arambol Beach. Вид с холма

"Сидя на красивом холме..."

«Сидя на красивом холме…»

А еще здесь очень красивая католическая церковь, белая, как снег. Такие разбросаны по всему штату.

И конечно стоит прогуляться по местным базарам, каждый найдет для себя что-нибудь интересное. В одной из лавок я купила сумку из верблюжьей кожи. По привычке начала было настаивать на своей цене, на что продавец очень спокойно и дружелюбно ответил, что он честный торговец и торговаться не в его принципах, а затем поведал о своем семейном бизнесе и далеком доме. Каждый год он оставлял семью в штате Гуджарат и уезжал на целый туристический сезон в Гоа, чтобы торговать изделиями из кожи, сделанными собственноручно. Напоследок я получила в подарок кожаный кошелек. Обе стороны остались довольны.

В местных супермаркетах мы покупали домой фрукты, молоко и печеньки, без последних я не могла представить ни дня в Индии. А вот с фруктами вышла неприятность. Я склонна винить во всем папайю, но однозначно сказать сложно. В общем, мы конкретно чем-то отравились. Не буду вдаваться в подробности, скажу только, что никогда не забуду как в лихорадке мне начало казаться, будто кости сделаны из фарфора и того и гляди разлетятся на осколки от любого прикосновения. Непередаваемые ощущения. К вечеру Макс нашел в себе силы сходить в кафе и немного поесть. Меня же до сих пор от любого движения начинало мутить. Даже крепкий чай, который Макс заботливо принес из кафе, мгновенно вызывал тошноту. Весь следующий день отходили от пережитого. Я уже почти предалась панике, что этот кошмар продлится не меньше недели (то есть все оставшееся время в Гоа), но сутки, проведенные на каше и воде с полисорбом, привели к заметному улучшению.

Мы изучили интернет на предмет интересных мест в Гоа, взяли мопед на прокат и в оставшиеся дни отправились колесить по джунглям. Кстати, кататься по джунглям на мопеде – это то, что мне больше всего понравилось в Гоа. Окрестности поражают изобилием красок. Тут тебе и таинственные заросли, и разноцветные домики, не в пример нашей серой архитектуре, и маленькие индуистские храмы, и даже большая белоснежная статуя Будды с традиционным жестом «все ок!» в придорожной мастерской по изготовлению статуй. Каждый раз проезжая мимо, я мысленно приветствовала белого Будду.

Сиреневый гоанский дом

Сиреневый гоанский дом

В таких поездках нам очень пригодился навигатор. Мы побывали в Вагаторе, где посетили развалины форта, а также надышались гарью от горящей сухой травы. Сами по себе развалины никак не впечатлили. После красот Раджастана это было сложно. Зато искупались на пляже, не таком белом, как в Арамболе, но тоже ничего, и наблюдали популярный развод для туристов, когда к тебе внезапно подбегает индус, делает вид, будто достает что-то черное из твоего уха, и начинает утверждать, что спас тебе жизнь и ты должен ему много-много денег. Нашли один из самых больших баньянов в Гоа.

Один из самых больших баньянов

Один из самых больших баньянов

Пляж в Вагаторе

Пляж в Вагаторе

Пожар в руинах форта

Пожар в руинах форта

Съездили за подарками в Анжуну на еженедельный базар, работающий каждую среду. На рынке ко мне подошли 2 симпатичных европейца, снимавшие какой-то глубокомысленный фильм, и попросили на камеру рассказать о своих соображениях по поводу того, как можно изменить мир. Здесь же я отточила свои навыки в сбивании цены. Продавцы Анжуны оказались особенно суровы. Торг с ними был похож на поединок, где выживает сильнейший.

Побывали на Paradise Beach, диком пляже в 40 минутах езды от Арамболя, который в скором времени похоже перестанет таковым быть, поскольку на холме рядом уже строится отель. Но нам повезло, как и писали в интернете наши предшественники, на пляже действительно практически не было людей. Главное не приезжать в выходные, когда на дикий пляж съезжаются местные индийцы. А еще здесь не было ни назойливых торговцев, ни желающих познакомиться или сфотографироваться. Я даже сняла купальник. Пляж Парадайз оказался довольно длинным, и под вечер мы проехали его весь, чтобы встретить закат в другой части, там, где рыбацкие лодки выходили в море.

"Выхожу один я на дорогу"

«Выхожу один я на дорогу»

Все-таки без людей на Пляже Парадайз не обошлось. Как и без верблюдов

Самое длинное путешествие на мопеде мы совершили в Панаджи и за его пределы, когда я убедила Макса, что хочу покататься на слонах. Ближайшие слоны оказались километрах в 60 от Арамболя на некой плантации специй. Для этого пришлось покинуть уютную дорогу в джунглях с цветными домиками на обочинах и выехать на большую федеральную трассу с оживленным движением. Честно говоря, мне было жутковато — в окружении грузовиков и плотного потока машин на маленьком мопеде чувствуешь себя букашкой.

Вот тут-то нас и тормознули ГАИшники. Судя по всему они привыкли наживаться на незадачливых туристах, поэтому тут же сообщили, что за вождение без шлема и прав нам полагается штраф в 1,5 тысячи рупий. В случае отказа нарушителям полагались дальняя дорога и казенный дом. Тут как-то сразу пришло на ум, что денег у нас осталось совсем мало, а я даже еще не всем купила подарки, да и вряд ли в индийской тюрьме давали номера с видом на море. Сразу стало как-то обидно и я начала качать права. ГАИшник видя, что я владею английским, чего он похоже не ожидал, сунул мне под нос мятую изодранную бумажку, которая судя по всему повидала не одну сотню незадачливых нарушителей, и ткнул пальцем в текст, где мелким шрифтом на английском языке было написано, что вроде как за езду без шлема и прав действительно полагается такой штраф. Я вспомнила, как на днях прочитала в интернете о том, что за подобное нарушение можно отделаться максимум 200-300 рупиями. Тут уж я окончательно вошла в фазу отрицания и возмущенно заявила, что сами мы не местные, ничего знать не знаем и вообще просто так мимо проходили. В любом вранье всегда главное верить в то, что говоришь. ГАИшник понял, что так просто денег он не получит и пошел на попятную, сообщив, что поскольку это наше первое нарушение, он так и быть согласен решить вопрос за 1000 рупий. Это звучало как: «Супер акция! Только сегодня, только сейчас! Первым двум нарушителям скидка! Супер цена 1000 рупий (почему не 999?) и бонусная карта с возможностью накопления баллов с каждого последующего нарушения! Приходите сами и приводите друзей!» Внезапно я поняла, что спор с представителем закона начал походить на бытовые торги на рынке. В торгах в Индии важно помнить: покажешь свою волю – получишь желаемое. За месяц в Индии я прокачала навыки торговаться и принялась за уже привычное дело. Остановились на 300 рупиях. Хотела было еще снизить цену, но кажется ГАИшник был итак расстроен малой добычей. В это время его напарник как стервятник вцепился в новоприбывших нарушителей – парочку азиатов. На их лицах читался испуг, они явно были растеряны и не подготовлены к такой ситуации. Напарник разводил их на те же 1,5 тысячи. Когда мы уже садились на мопед, парень-азиат, видя наше чудесное избавление, в отчаянии крикнул мне сквозь шум оживленной трассы: «Сколько? Сколько он с вас взял?» Я крикнула ему в ответ: «Триста!» И тут же наш доблестный ГАИшник изобразил злобный прогоняющий жест и пригрозил мне: «Не разговаривай с ними!» Мы поспешили убраться. Надеюсь азиаты смогли договориться.

По дороге заехали в Старый Гоа, бывшую столицу португальской Индии — город с большим количеством христианских церквей и с довольно примечательной архитектурой.

Когда мы добрались до плантации, все мое лицо было покрыто черным слоем дорожной пыли. Катание, точнее будет сказать «катание» на слонах заняло несоразмерно меньше времени, чем дорога сюда. Да это и вовсе было не катание, а купание со слоном. Купание со слоном за 700 рупий. Катание в прайсе значилось отдельным пунктом и стоило еще 700. Незамысловатая процедура купания заключается в том, что тебя сажают на слона, он несколько раз поливает тебя водой из реки, потом погонщики просят чаевые. Но поскольку я очень люблю слонов, то даже эта минута в его компании доставила мне радость. После мы немного побродили по плантации, зашли в магазин, который похоже был единственным выходом оттуда. Здесь вовсю наживались на туристических группах. Макс нагло стырил пакетик специй со словами: «Должен же я получить моральную компенсацию за такое катание на слонах». И мы уехали.

Добрались до мыса Дона Паула, где встретили закат и в сумерках двинулись в обратный путь. Правда к тому моменту навигатор сел и некоторое время мы блуждали по Панаджи в поисках выездной дороги. В езде по темноте кроме романтики есть еще обратные стороны – видимости почти никакой, глаза устают от всматривания в дорогу и в лицо постоянно летят насекомые, так что без специальных ночных очков приходится туго. Окольными путями, сделав около 120 км за день, мы вернулись, как говорится усталые, но довольные. Болело все, особенно попа. Но приключение удалось.

Мыс Дона Паула

Мыс Дона Паула

Как-то в один из первых дней мы завтракали на крыше в «Шива Мун Кафе» с израильской кухней, потрясающим чаем с корицей и Пинк Флойдом в магнитофоне и на соседней крыше заприметили кубинский флаг. Ребята европейского вида что-то там сооружали. Заинтересовал он нас не просто так. Для любого танцора сальсы кубинский флаг – все равно что красная тряпка для быка. Мы незамедлительно отправились на разведку и выяснили, что ребята русские, из Ростова, и открывают они ни что иное, как сальса-клуб с танцами, суши и кино. Сложно объяснить, какую радость испытываешь, когда уже месяц не танцевал (то есть мы иногда тренировались на пляже, но этого было мало), и вдруг находишь сальса-клуб, пусть даже еще не построенный. Ребята оказались просто замечательными. В один из последних дней в Гоа мы пришли поразмять разленившиеся под южным солнцем тела. Правда танцоров было пока мало, только мы да преподаватель Маша с партнером. Маша собиралась давать здесь уроки сальсы, бачаты и румбы. Когда стемнело, ребята натянули большой экран и мы смотрели кино, развалившись на мягких подушках. К сожалению, первая сальса-вечеринка была намечена на следующий день после нашего отъезда. Но даже маленькая доза сальсы способна спасти организм, испытывающий острую ее нехватку.

Шива Мун Кафе

Шива Мун Кафе

Недостроенный сальса-клуб на крыше

Недостроенный сальса-клуб на крыше

12 дней в Гоа пролетели быстрее, чем я думала. И вот мне кажется, что я еще не наелась свежей рыбы из вечернего улова, не достаточно загорела и не объездила все интересные места, а мы уже сидим в поезде и он везет нас в Дели.

Последнее воспоминание об индийских поездах относится к непревзойденному сервису. На этот раз поезд оказался экспрессом с усиленным обслуживанием —  здесь кормили как в самолете и это входило в стоимость билета. Кормили надо сказать на убой. Учитывая то, что мы по-прежнему опасались есть в поездах и складывали подносы в сторону, либо отдавали соседям, то все эти разнообразные яства копились на столе до тех пор, пока их наконец не забирали, чтобы принести очередную порцию. Соседи недоумевали, почему мы не притрагиваемся к еде, похоже они считали, что дело в остроте и пытались убедить нас в обратном. Я не стала вдаваться в подробности о том, что мой желудок после всего пережитого в Индии вряд ли выдержит еще и это. В общем, мы пробавлялись запасенными бутербродами, а из местного употребляли только чай. Так вот, о чае. Ночью я долго не могла уснуть из-за усиливающихся приступов гастрита, а когда ближе к утру наконец погрузилась в долгожданный сон, кто-то вдруг начал настойчиво трясти меня за ногу. Открыв глаза, в неясном полумраке вагона я увидела проводника, который с суровым видом взирал на меня будто чего-то ожидая. Я изобразила непонимание. «Кофе или чай?» — раздраженно спросил проводник. Часы показывали 6 утра. Какая библиотека в 3 часа ночи, какой чай в 6 утра?? Я не сразу поняла смысл вопроса. Оказалось, он разносил напитки. Да-да, 6 утра лучшее время, чтобы насладиться чашечкой чего-нибудь горячего, слушая, как храпят ваши соседи, потому что до их станции еще полдня, как и до вашей. Впрочем и соседей разбудят насильственным путем, чтобы они не смогли упустить такую прекрасную возможность. Этот добровольно-принудительный сервис поверг меня в смятение, я наконец простонала: «Чай», — проводник с недовольным лицом оставил мне поднос и удалился. Множество сонных лиц свидетельствовало о том, что никто из соседей не был обделен вниманием — все молча пили свой обязательный утренний напиток. Сделав глоток, я поняла, что желудок против, и вернулась к попытке уснуть.
Прибыв в Дели, мы связались с каучсерфером, который обещал приютить нас на ночь и сводить на сальса-вечеринку. Джей оказался прогрессивным индийцем. Он жил в огромной современной квартире, обставленной техникой. У него были рыбки, попугайчики, кофе-машина и коллекция дорогого алкоголя в шкафу. Джей приготовил нам ужин, а после сдержал обещание — мы встретились с его друзьями и поехали в сальса-клуб. В клубе я увидела еще одну версию Индии – европеизированную. Завсегдатаи клуба работали в крупных компаниях, носили европейскую одежду, женщины свободно разгуливали в джинсах и коротких обтягивающих платьях. Сальса – универсальный язык общения со своим дресс-кодом и этикетом. Оказалось правда, что в Индии все поголовно танцуют стиль LA, который мало кто танцует в России, что означало некоторые трудности перевода с одного языка сальсы на другой. Но даже в таком формате я получила удовольствие от танцев.

Наш самолет улетал в 5 утра, мы поблагодарили Джея и, потратив последние рупии на такси, оказались в аэропорту. Когда путешествуешь уже месяц, становится сложно поверить, что приключение когда-нибудь закончится. А когда это все-таки случается, вдруг обнаруживаешь, что стоишь в аэропорту с рюкзаком, потяжелевшим от подарков, измученным желудком, пустым кошельком и обратным билетом. Компания Аэрофлот приветствует вас на своем борту.

Нет, конечно не только с этим багажом ты встречаешь компанию Аэрофлот. Все мои разнообразные впечатления об Индии можно свести к одной простой фразе – я полюбила эту удивительную страну, и это всерьез и надолго.

Оставить ответ