В этот список вошли книги, не за всю жизнь конечно, а за несколько последних лет (за исключением Белл Кауфман, она вне времени), которые очаровали, книги о путешествиях, прочитанные в путешествиях или просто оставившие след в памяти. Книги, которыми хочется поделиться.

Белл Кауфман, «Вверх по лестнице, ведущей вниз». Однажды бабушка взяла этот роман в библиотеке при синагоге. Много лет подряд книга пролежала на журнальном столике в старой бабушкиной квартире как будто была там всегда и стала для меня лучшей книгой на свете. Кому-то она покажется ничем не примечательной или вообще не книгой в общепринятом понимании, поскольку представляет из себя сборник школьных записок, сочинений и документов. Но сейчас мне сложно представить свое детство отдельно от мира Белл Кауфман. Спустя много лет бабушка почему-то вдруг решила вернуть книгу в библиотеку несмотря даже на грозивший ей штраф за многолетнюю просрочку. Взамен была куплена новая, в другом издании. Ее мягкая обложка ничем не напоминала прежнюю настольную любимицу и все же содержание осталось неизменным и навсегда связанным с бабушкой, квартирой на улице Красной, с желтыми занавесками и уже слишком далеким детством.

Рут Озеки, «Моя рыба будет жить». Прекрасный японо-американский роман, вызывающий состояние запойного чтения. Атмосфера книжного острова и чувства героини-писательницы удачно совпали собственными ощущениями от жизни на острове, где под шум волн и крики тропических птиц и была прочитала эта книга.

«Подстрочник. Жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в фильме Олега Дормана». Книга из серии «и пусть весь мир подождет». Книга, которую одновременно хочется читать быстрее, потому что начав, оторваться уже не возможно, и медленнее, чтобы растянуть удовольствие. История целого века, история людей, делавших эту историю, из первых рук и из самого сердца. Местами она так беспощадно точно рассказывает о каких-то вещах, что останавливаешься и перечитываешь написанное снова и снова, а потом, спустя уже несколько страниц, не выдерживаешь и снова возвращаешься к тому месту, чтобы еще раз пережить необыкновенное ощущение, рожденное силой слова.

Кларисса Пинкола Эстес, «Бегущая с волками. Женский архетип в мифах и сказаниях». Сказки на ночь и их изнанка в формате юнгианской психологии. Не путать с феминизмом.

Джон Кракауэр, «В разреженном воздухе». Книга, посвященная одному из самых трагических восхождений на Эверест в мае 96 года. Для того, чтобы картина сложилась максимально полная, стоить прочесть также «Восхождение» Анатолия Букреева и Вестона де Уолта. Обе книги — два разных, одинаково интересных взгляда на произошедшее. Для тех, кто не представляет своей жизни без гор.

Джон Кракауэр, «В диких условиях». В этой книге автор не только рассказывает реально произошедшую историю человека, совершившего побег из социума, но и пытается разобраться в причинах и следствиях, в тайнах человеческой души и потемках сознания — словом, всего того, что толкает людей на подобные поступки. Алекс Супербродяга отнюдь не неудачник, не сумевший адаптироваться в обществе и избравший для себя путь наименьшего сопротивления, а скорее наоборот, человек с незаурядным мышлением, а потому редко встречающий понимание со стороны окружающих.

Фоско Марайни, «Тайный Тибет. Будды четвертой эпохи». Подробный экскурс в самое сердце буддизма в том виде, в каком он пребывает в более-менее современном Тибете.

Ален бе Боттон, «Искусство путешествовать». Эта книга до сих пор является для меня эталоном всех книг о путешествиях вообще, чем-то вроде Библии для путешественника, поскольку автор рассказывает в ней не столько о путешествиях как таковых, сколько размышляет о путешествии как явлении и его восприятии сквозь призму чужих жизней и своей собственной.

Донна Тартт, «Щегол». Еще один роман, который доказал, что романы могут быть по-настоящему увлекательными.

Дзюнъитиро Танидзаки, «Мелкий снег». Неспешный, но вовсе не скучный роман о жизни четырех сестер в Японии 30-х годов прошлого века.

Александр Марков, «Рождение сложности. Эволюционная биология сегодня. Неожиданные открытия и новые вопросы». В книге собрана вся новейшая информация из различных областей биологии. В список стоит добавить вообще все книги Маркова за его остроумие и талант излагать научные факты доступным языком.

Саша Соколов, «Школа для дураков». Очень трогательный роман, покоряющий красотой языка и непохожестью ни на одно другое произведение.

Стивен Кинг, «Сердца в Атлантиде». Еще одна книга вне времени. Читала и перечитываю периодически и считаю ее лучшей книгой Кинга, хотя она скорее нетипична для автора, никакого фирменного кинговского хоррора здесь нет, взамен читатель получает чистейший реализм с легким налетом мистики. «Это книга про всех нас», пишут в рецензиях. Не знаю, что там насчет всех нас, ведь не все мы жили в 60-х, но кое-что  с течением времени действительно не меняется.

Курт Воннегут, «Завтрак для чемпионов». Сюда пожалуй стоит добавить всего Воннегута вообще. Всю мою любовь к этому автору невозможно описать словами.

Эдмунд Хиллари, Десмонд Дойг, «На холодных вершинах». Еще одна книга для влюбленных в горы, рассказывающая о гималайской экспедиции 1960-1961 гг., возглавленной Эдмундом Хиллари, первым покорителем Эвереста.

Слава Курилов, «Один в океане». Уникальная история о том, как в советские годы человек под гнетом всевозможных запретов и ограничений решает сбежать из Союза, прыгает с борта корабля и проводит несколько суток в открытом океане наедине со стихией, богом и самим собой, в конце концов все-таки добираясь до земли, маячившей в мечтах с самого детства. Книга ценна не столько повествованием, сколько самой историей, фактом совершенного поступка. В процессе чтения читатель будто вскрывает черепную коробку автора и имеет возможность наблюдать все то, что происходит в голове человека, решившегося на подобный поступок. Это полнейшая покорность пониманию, что исход может быть (и очень вероятно, что будет) смертельным и в то же время непоколебимая уверенность в том, что принятое решение единственно верное. Какой-то другой уровень мышления и существования человеческого сознания.

«Дикая», Шэрил Стрэйд. Трогательная и глубокая история женщины, превратившей свою жизнь в ад и нашедшей в себе силы все исправить. Книга идеально подходит для чтения в путешествии, потому что сама она про путешествие, не только географическое, но и психологическое. Нет такого путешествия, из которого человек возвращается прежним, и книга это доказывает сполна.

Бенгт Янгфельдт, «Язык есть Бог. Заметки об Иосифе Бродском». Лучшая биография Бродского, написанная шведским писателем, переводчиком и другом поэта.

Список будет пополняться